Путешествия с ветром и солнцем.
Записи с меткой «роман»

Новая русская антиутопия: о романе Андрея Лисьева «Сломанное небо Салактионы»

Явное и главное достоинство романа Андрея Лисьева «Сломанное небо Салактионы» в том, что он решительно и аккуратно следует лучшим традициям русской социальной фантастики.

фото: Новая русская антиутопия: о романе Андрея Лисьева «Сломанное небо Салактионы»

Но следует не слепо, не подражательно – он следует творчески, с ярко выраженным авторским посылом, авторскими же интонацией и почерком. Андрей Лисьев твердо стоит на плечах своих наидостойнейших предшественников и смело заглядывает в будущее литературы… Автор «Сломанного неба Салактионы» ловко владеет приемами самых разных направлений фантастической литературы. Его произведение начинается как романтическое повествование о межпланетных путешествиях и любовном противоборстве, однако выливается в жесткую, требующую от читателя старательного анализа и размышления антиутопию.

Вот и посмотреть на роман Андрея Лисьева «Сломанное небо Салактионы» интересно будет на фоне краткой истории русской социальной фантастики, достойным последователем которой он является.

Антиутопия – жанр сложный. Хоть и достаточно молодой – ему чуть больше века. Сложный, как и любая социальная фантастика вообще. И планка в нем, поставленная классиками, весьма высока. Начало канону положил Евгений Замятин в 1920 году. В романе «Мы» он выстроил социальную схему и нарисовал мир, в котором хотели построить общество всеобщего благоденствия, а получилась сущая тюрьма народов. Потом были Олдос Хаксли с романом «О дивный новый мир» (1932) и Джордж Оруэлл с романом «1984» (1948), они развили тему, начатую русским писателем-эмигрантом… Кстати, в России роман «Мы» впервые вышел только в 1988 году…

Последующие попытки продолжить тему были не столь успешны – это ведь довольно сложно придумать такой перевертыш, когда мечта превращается в ужасную химеру, причем сделать это убедительно, без натяжек…

Уже сама попытка Андрея Лисьева сыграть на этом поле достойна уважения. И нужно признать, у него это получилось. Мир построенный им на Салактионе парадоксален, причудлив. Читая этот роман, интересно открывать с каждой новой перевернутой страницей что-то новое и неожиданное о том, как витиевато он устроен.

Антиутопия в литературе развивалась параллельно с утопией, жанром более древним, однако вечно актуальным. Как известно, «только во тьме свет, только в молчании слово». То есть, всё познается в сравнении. На контрасте. Этот прием мастерски использует и Андрей Лисьев. Первые главы его романа полны позитива – солнце, море, пляжи. Красивые женщины, элегантные мужчины. Высшая форма конфликта – любовный треугольник… Но вдруг всё резко меняется. Не буду касаться напрямую сюжета, чтобы не испортить читателям эффект неожиданности.

То, как Андрей Лисьев описывает отношения мужчин и женщин, заставляет вспомнить еще одного патриарха русской фантастики – Ивана Ефремова. Те, кто любит его «Звездные корабли», «Сердце змеи», «Лезвие бритвы», «Час Быка», не без интереса, а с любопытством прочтут и роман Андрея Лисьева. Ведь в нем искренние и доведенные до высшей точки напряжения личностные отношения соседствуют с глубокими размышлениями о структуре общества. И то, и другое – предельно заострено, разогрето до максимального накала. Общее соседствует с частным…

В 1960-е годы вокруг Редакции научно-популярной и научно-фантастической литературы издательства «Молодая гвардия», возглавляемой Сергеем Жемайтисом и Беллой Клюевой, сформировалась целая плеяда учеников Ивана Ефремова, ориентированных на социальную фантастику… Александр Мирер, Евгений Войскунский и Исай Лукодьянов, Михаил Емцев и Еремей Парнов, Ариадна Громова и, конечно, братья Стругацкие… Они подняли планку социальной фантастики на невероятную высоту. Однако это продлилось не долго. В 1971 году руководство редакции сменили приказом сверху. Кир Булычев рассказывал мне, как он, будучи уже постоянным автором фантастики, после этих перемен пошел знакомиться с новым главным редактором. В какой-то момент беседы создатель Алисы Селезневой и города Великий Гусляр и при этом большой поклонник творчества Аркадия и Бориса Стругацких спросил: «А как вы относитесь к социальной фантастике?» На что был ответ нового главы редакции (не буду называть его имя): «По моему глубокому убеждению, социальная фантастика бывает двух типов – место одного в корзине, место второго в КГБ…» Вот так на несколько десятилетий прервалась традиция русской социальной фантастики.

Пришли новые времена, однако новые русские писатели-фантасты не спешили писать социальную фантастику. Роман «Поиск предназначения», написанный Борисом Стругацким уже после смерти брата Аркадия, был прохладно встречен любителями фантастики. Массовый читатель жаждал лихой, приключенческой, желательно бездумной фантастики; и писатели во всем старались ему потрафить. Наступило время коммерческой фантастики, все лучшее из нее было выхолощено. Серьезные люди от нее отвернулись…

Но вот в русскую фантастику пришло совсем новое поколение – поколение авторов, для которых высказать идею важнее коммерческого успеха. С ними вернулась и социальная фантастика.

И роман Андрея Лисьева «Сломанное небо Салактионы» – это яркий пример произведения этого сверхнового поколения, пример новой русской социальной фантастики, более того – пример новой русской антиутопии. Он не только увлекает читателя, не позволяет оторваться от чтения, не только поражает выразительностью образов, он еще и заставляет читателя думать. А, как сказали братья Стругацкие, «думать – это не развлечение, а обязанность».

Андрей Щербак-Жуков, поэт, прозаик, критик

Заказать книгу на ЛитРес, Озон, в Лабиринт

Новый психологический детектив «Чудовище Во Мне»

20 июня 2023 года. Новый психологический детектив «Чудовище Во Мне» — Автор возвращается с новым напряженным романом, бросающим вызов стереотипам.

фото: Новый психологический детектив "Чудовище Во Мне"

Знаменитый автор, чьи работы привлекают читателей по всему миру, готова представить свою самую ожидаемую новинку в жанре психологического детектива, «Чудовище Во Мне». Великолепно написанный и завораживающий роман предлагает захватывающую смесь интриги, размышлений о человеческой природе и закулисье мира магии.

Однако, не так давно автор столкнулась с трудностями, когда ее предыдущая книга была снята с продажи в России. В результате проверки, проведенной нейросетью, был обнаружен запрещенный контент, связанный с одним из персонажей книги, который был изображен как гей.

Тем не менее, автор смотрит в будущее с оптимизмом и решительностью. Она принял этот неприятный инцидент как стимул для еще более глубокого погружения в свои работы, продолжая затрагивать актуальные темы и вызывать дискуссии в обществе. В «Чудовище Во Мне» она снова поднимает важные вопросы о различных аспектах человеческой жизни, сочетая их с изысканной психологией и захватывающими моментами детективного сюжета.

Автор выражают благодарность своим преданным читателям за поддержку и понимание во время этого сложного периода. «Чудовище Во Мне» — это результат многих месяцев интенсивной работы и безграничной страсти автора к писательскому искусству. Книга будет доступна читателям во всем мире, включая территорию России.

«Чудовище Во Мне» предлагает уникальный литературный опыт, и мы уверены, что читатели оценят великолепно проработанный сюжет, ярких персонажей и умение автора вовлекать вас в глубины человеческой психологии.

*Для дополнительной информации, пожалуйста, обращайтесь к агенту автора Карен Зан: [email protected]

Девять жизней, как одна ночь: о книге Натальи Самошкиной «Ловец заблудших душ»

У романа Натальи Самошкиной очень своеобразная композиция – нарочито «тягучее» начало с плавным ускорением от эпизода к эпизоду.

фото: Девять жизней, как одна ночь: о книге Натальи Самошкиной «Ловец заблудших душ»

В первых главах ничего особенного не происходит. Нет событий, нет крутых, держащих читателя в напряжении поворотов сюжета. Не считать же таковыми визит матери Алекса е ее ворчание по поводу сыновьей непутевости, его встречу в кафе с (в настоящий момент или надолго?) Фелиттой, женщиной его мечты. Но экшенность только помешала бы восприятию текста, ведь любоваться пейзажем лучше выйдя из автомобиля, чем проносясь мимо на предельной скорости.

С первых страниц видно, что автор дружит с эпитетами и метафорами, не жалея красок, расцвечивает повествование. Очень показательны для примера происходящие в голове Алекса, главного героя, классификация, систематизация и «каталогизация» типов женщин на основании его личного опыта.

Настоящая книга для гурманов, «искусство для искусства» в хорошем смысле этого литературного определения из прошлого века.

Вот, например:

«Скрежет, и дверь замкнулась в себе чугунно и самонадеянно».

Или:

«Фелитта вспыхнула перед ним алым восточным маком, не до конца раскрытым, росно мокнущим сморщенными лепестками и покалывающим нетерпеливые пальцы шерстинками».

А вот еще:

«Осень взлохматила вихры сопкам-подмастерьям, и тайга превратилась в огромную красильню, где в чанах отмокали и преображались добротные ткани и случайные лоскутья, подобранные ветром-старьёвщиком».

Трудно сдержаться и ограничиться только тремя примерами…

И такая россыпь самоцветов искрится перед читателем, пока он провожает героя к желтой двери, за которой тот не только находит упорхнувшую от него ранним утром Фелитту, но и получает от женщины, которую лет пятьсот назад сожгли бы на костре, свои (и ее) воспоминания о прожитых им девяти жизнях, в каждой из которых, в разные времена и на разные имена, была она. ОНА, «вобравшая все лики времени, все чувства неприкрытые, все знания древние, всех женщин, которые ХОТЯТ и МОГУТ ЛЮБИТЬ».

«Я сделаю вас ловцами человеков» – одна из древнейших метафор в мире. Ловить – значит спасать. Герой Сэлинджера не просто ловит для забавы – он спасает, не дает упасть в пропасть. И в этой книге ловцов предостаточно. Прирожденные охотники, кошки, олицетворяющие женское начало, то прячутся по темным углам подсознания, то выходят на авансцену стихотворных строк – своеобразных, но очень к месту, иллюстраций описываемых прозой событий. Рыбаки-мужчины (снова отсыл к Матфею и его соавторам?) здесь ловят не только обитателей моря, но и неземные наслаждения, что охотно отдают им, чтобы снова получить в ответ, их женщины. Герои, чей мир наполнен запахом страсти, цветом чувственности, вкусом жизни и пламенем любви, где каждый день – «узелок на нити судьбы, за который держатся добрые люди и весёлые собаки, радостные встречи и лёгкие расставания, прекрасные цветы и умные книги – все то, что ВКУСНО!» Согласен, вкусный текст получился.

Да и сама Наталья Самошкина, как и ее главная героиня, «ловит суть человека и дарит ее обратно». И у них, и у героини, и у автора, здорово получается!

А подвести итог и сделать вывод хочется с помощью строки Михаила Щербакова: «Стильно, круто, восторг!» У автора отличный вкус, а у книги приятное терпкое послевкусие.

Заказать книгу можно в Лабиринт и на ЛитРес

Интересно:
level: 4